Первый прием провел председатель Национальной комиссии по правам ребенка
Мальчишки, девчонки, а также их родители начали записываться к заместителю Премьер–министра Александру Косинцу еще в конце мая. В результате сегодня в повестке дня — 13 вопросов. Собравшимся это число кажется счастливым: именно здесь и сейчас ищут истины в последней инстанции.

Александр Николаевич! — появившегося в коридоре председателя Национальной комиссии по правам ребенка обступают со всех сторон. — Никому уже не верим! Только на вас надежда…

Во всем обязательно разберемся! На то и существует наш орган, который не имеет аналогов ни в одной стране мира, ведь подчиняемся мы непосредственно Президенту, — успокаивает людей Александр Косинец.
Какие–то вопросы решаются почти молниеносно, а некоторые — это целая исповедь, в которой непросто разобраться, хотя тут же в комнате присутствуют и многочисленные эксперты из МВД, Минобразования, Министерства труда и социальной защиты. У каждого посетителя в руках пухлая папка со всевозможными документами, часто отписками и взаимоисключающими друг друга ответами из разных инстанций. Скажем, минчанка Людмила Валентиновна за четыре месяца обошла 27 (!) чиновников, чтобы… прописать в Беларуси родную внучку, родившуюся год назад в Гааге.

…Первая группа посетителей — самая многочисленная. Среди них легендарный генетик Геннадий Лазюк. Речь о восьми белорусах с редчайшим генетическим заболеванием — мукополисахаридозом 6–го типа. Не первый год они ждут, что на нашем рынке появится препарат, жизненно им необходимый, но и крайне дорогой. И хотя на кону тысячи и тысячи евро в расчете на одного больного, Александр Косинец тут же принимает решение сделать первый шаг — дать «добро» на клинические испытания и начать диалог с производителями, причем на следующий же день: «Наше государство в беде никого не бросит!»
Детективная сага о «черных» риэлтерах, оставивших без крова ребенка–инвалида. Почти бразильский сериал об установлении отцовства. Драма семьи, которая воспитывает тяжелобольного ребенка, но чье право на социальное жилье неизвестно на каком основании отодвигают на неопределенный срок. Это малая толика из вопросов, с которыми к Александру Косинцу съехались со всей страны. Вот и самая юная посетительница, 11–летняя Вика К. целый час вместе с папой и дедушкой добиралась из Дзержинска. Чтобы еще раз повторить:

Я хочу жить с папой! Мама меня обижает, нигде не работает…
Вика, конечно, робеет: Александр Николаевич с ней подчеркнуто на «вы». Дедушка выкладывает на стол пухлое досье на заблудшую маму, где фигурируют и справка из наркодиспансера, и заявления соседей, и мнение органов внутренних дел.

Дело ваше, конечно же, решится по справедливости, — говорит Александр Косинец. — Но я бы советовал вам также подумать о воссоединении семьи, протянуть бывшей жене руку помощи. В жизни каждый из нас может оступиться…

Папа лишь молча кивает. Увы, за один даже самый обстоятельный прием не размотать клубок житейских проблем, накапливавшихся годами. Почему же людям нужно дойти до самой последней инстанции, чтобы их захотели наконец понять, услышать? Чтобы появилась не просто надежда, а вера в справедливость? У семьи Калечиц, похоже, она уже есть. Во всяком случае, у Вики на пороге приемной Национальной комиссии по правам ребенка глаза заблестели…

Справка «СБ»
Национальная комиссия по правам ребенка работает в Беларуси с 1996 года. Ее приемная открылась 15 мая в Национальном центре художественного творчества детей и молодежи по адресу: г. Минск, ул. Кирова, 16, кабинет 1. Записаться на прием к членам комиссии можно по телефону 227–31–38. За 2 с половиной месяца в Национальную комиссию по правам ребенка поступило 90 письменных и устных обращений, почти в каждом четвертом случае речь шла о нарушенных правах детей на жилье.

(Источник: «СБ»)